Школа-музей "Литос-КЛИО". Музей камня г. Иваново

Школа-музей "Литос-КЛИО"

Музей камня

Планетарий

Общество любителей камня

Экспедиции

Публикации

Астрономия

Метеориты

Краеведение

Мегалиты, культовые камни и сооружения

Языкознание и литературоведение

Фотоальбом

Мир глазами любителей камня

Выставки

Коллекции

Библиотека

Юмор

Форум

Ссылки

Новости

Объявления

 

"Пылающий Вереск" у Толкина: астрономическое объяснение

"Tolkien's 'Burning Briar' - an Astronomical Explanation". Mallorn: Journal of the Tolkien Society 43: 49-52, 2005

Полярное сияние и Большая Медведица. Фото Ю. ТакасакиВ свой процесс "вторичного творения" Толкин включал происхождение звезд как часть своей мифологии. Соответствие некоторых скоплений звезд реально существующим созвездиям и астеризмам [легко различимые группы звезд, имеющие самостоятельные названия, но не являющиеся отдельными созвездиями - например, Плеяды или Пояс Ориона] было четко определено самим Толкином (или толкиноведами). Главным среди них был астеризм Большой Ковш, или Плуг, игравший важную роль в эсхатологических мифах Средиземья и пророчестве о поражении Мелькора (Моргота). Толкин помимо прочих имен называл его "Пылающим Вереском" - неясный эпитет, по собственному признанию Кристофера Толкина не поддающийся объяснению. Данная статья предлагает объяснение для этого названия, опирающееся на астрономические явления, с которыми Толкин мог быть знаком, и находящееся в соответствии с символической важностью данного астеризма для толкиновской мифологии.

Глубина и обширность значения деталей в толкиновском Средиземье ставит его наособицу по сравнению с похожими "вторичными творениями" в художественной литературе. Культурные нюансы, такие как языки и обычаи, а также "физические" детали, такие как география, разрабатывались, перерабатывались и разъяснялись внутри паутины, не знающей себе равных по сложности переплетений. Внимание Толкина к деталям началось еще с детства, наряду с интересом к сконструированным языкам. Он подходил к ним как "ученый-филолог", по собственной характеристике, и его основной интерес к теме был, как он сам отмечал, "по большей части научный" /1/. В детстве его интересовали разнообразные вещи - такие как "история, астрономия, ботаника, грамматика и этимология" /2/. Всем им было позднее суждено сыграть важнейшую роль в превращении Средиземья в столь роскошную площадку для игр как рядовых читателей, так и ученых. Свидетельство внимания Толкина к деталям (и его мастерства в создании поэтических описаний природы) мы находим в письме сыну Кристоферу 1944 года:

Ну вот, пожалуйста, день уже и заканчивается. Такого роскошного заката я вот уже много лет не видел: прямо над горизонтом разливается далекое бледное сине-зеленое море, а над ним, гряда за грядой, воздвигается берег - пламенеющие херувимы огня и золота, тут и там пронизанные туманными струями - точно пурпурный дождь. Возможно, это - предвестие какого-нибудь небесного веселья поутру: барометр, во всяком случае, поднимается /3/.

Среди точных и естественных наук на первом месте стояла астрономия, сыгравшая ключевую роль в "облечении плотью" Средиземья. Х. Киньонес и Н. Рэггетт сообщают об утверждении Присциллы Толкин, что ее отец "в общем интересовался астрономией", и о том, что "Толкин достаточно интересовался астрономией и имел в ней достаточные познания, чтобы убедительно применять их и придавать своим историям правдоподобие" /4/. Сам Толкин в письме к Наоми Митчисон отметил по поводу превращения "плоской Земли" в "круглую" после великого изменения мира, что "столь глубокое впечатление произвела на меня "астрономия", что не думаю, будто я смог бы иметь дело с плоским миром или создать его в воображении, хотя мир, в котором Земля неподвижна, а Солнце обращается вокруг нее, мне представить проще (при помощи фантазии, если не разума)" /5/. Действительно, важность астрономической непротиворечивости для толкиновского процесса вторичного творения видна по лунной хронологии во "Властелине Колец". В письме сыну Кристоферу 1944 г. Толкин заметил, что написание книги затрудняется из-за "проблемы с луной. Я, понимаешь ли, обнаружил, что луны у меня в решающие дни между бегством Фродо и нынешней ситуацией (прибытие в Минас Моргул) выкидывали нечто совершенно невозможное, вставали в одной части страны и одновременно садились в другой" /6/. Среди астрономических созданий и творений во вселенной Толкина мы находим звезды и созвездия с собственными именами. Киньонес и Рэггетт объясняют, что эти объекты выполняют те же функции, что и их двойники в реальном мире: "помимо упорядочивания небес, они представляют события и персонажей духовной культуры местного населения" /7/. Говорится, что звезды и фигуры из них создала Варда, Королева Валар, также известная эльфам как Эльберет Гильтониэль (владычица звезд, возжигательница звезд), во времена до пришествия Перворожденных (эльфов). Согласно описанию Толкина в "Преображенных мифах", Варда

думала не только о Великих Звездах как таковых, но и об их отношении к Арде, о том, какими они видятся с Земли (и об их влиянии на будущих Детей). Поэтому говорят, что главные созвездия, например, те, что мы зовем Плугом [Большая Медведица] или Орионом, созданы ею. Так, Валакирка, "Серп Богов" (одно из эльдарских названий Большой Медведицы), говорят, был задуман как угроза и знак грядущего возмездия, и помещен на севере, где поселился Мелькор (Варда была наиболее дальновидной из валар - она лучше всех помнила Музыку и Видение: ее собственная роль в нем была невелика, но слушала она внимательнее всех) /8/. [Русский текст приводится по: http://www.kulichki.com/tolkien/cabinet/kolzo_mo/myths/trans4.html]

Плуг - это, конечно же, Большой Ковш, как его именуют в Америке, названный здесь своим обычным английским прозвищем. Мы видим отчетливые признаки этой "легенды" в "Анналах Амана" (помимо других произведений), где сказано, что "последним же из всех сотворила Варда знак из семи ярких звезд, рекомый Валакирка, Серп Богов, и повесила его в небе Севера, угрозою для Утумно и во знамение участи Мелькора" /9/. Также в "Сильмариллионе" говорится, что Берен "запел песню вызова на бой, сложенную в похвалу Семи Звездам, Серпу Валар, что повесила Варда на Севере в знак падения Моргота" /10/. Другие названия для Серпа можно найти в комментарии Кристофера Толкина к "Пришествию эльфов", где он процитировал одну из отцовских записных книжек, в которой это созвездие называется "Серебряный Серп" и "Семь Бабочек" /11/. Это более позднее название относится к семи ярким звездам, образующим рукоять и чашу ковша Большой Медведицы. Например, Чосер называл их the sterres seven [семь звезд (ср.-англ.)] /12/. Еще одно интересное прозвище появляется в "Поздней Квенте Сильмариллион", где говорится: "Много имен дано было звездам сим; но на Севере в Древние Дни звали их Люди Пылающим Вереском: так сказал Пенголод..." /13/. Это название не появляется в опубликованном "Сильмариллионе", но присутствует в нескольких более ранних версиях этой же легенды.

Вариант II текста на древнеанглийском языке "Самые ранние Анналы Валинора" в "Устроении Средиземья" содержит соответствующее архаичное название Brynebrer в строке 78. В примечаниях к тексту Кристофер Толкин так и перевел это на современный язык как Burning Briar (Пылающий Вереск) /14/. В "Поздних Анналах Белерианда" отмечается, что "люди древнего Севера именовали его Пылающий Вереск, а люди, живущие позже, дали ему и много иных имен" /15/. Вариант "Квенты Сильмариллион", опубликованный в "Утраченном пути", утверждает, что "в стародавние дни на Севере и эльфы, и люди звали их [звезды] Пылающим Вереском, а иные - Серпом Богов" /16/. Подобным образом эта же строка представлена и в "Квенте" из "Устроения Средиземья". Единственные иные отсылки к "Пылающему Вереску" есть в "Лэ о Лейтиан":

The stars that bum

About the North with silver fire

In frosty airs, the Burning Briar

That Men did name in days long gone

Звезды, что горят

Над Севером серебряным огнем

В морозном воздухе, Пылающий Вереск,

Как звали его Люди в давно минувшие дни

(вариант B, строки 376-379) /17/

The Northern stars, whose silver fire

of Old Men named the Burning Briar,

were set behind his back, and shone

o’er land forsaken: he was gone

Северные звезды, чей серебряный огонь

нарекли встарь люди Пылающий Вереск,

оказались у него за спиной и сияли

над покинутой землей: он ушел

(вариант C, строки 567-570) /18/

и

and over all the silver fire

that once Men named the Burning Briar,

the Seven Stars that Varda sat

about the North were burning yet,

a light in darkness, hope in woe,

the emblem vast of Morgoth’s foe

И над всем серебряный огонь,

что назвали некогда люди Пылающий Вереск,

Семь Звезд, что поместила Варда

над Севером, все еще горел,

свет во тьме, надежда в горе,

великое знамение Морготова врага

(вариант B, строки 2666-2671) /19/

Над этим любопытным наименованием, похоже, еще никто не задумывался, кроме Кристофера Толкина, который признался в комментарии к "Лэ о Лейтиан": "Я не могу дать никакого объяснения названию "Пылающий Вереск"..." /20/. Это превращает наш "вереск" из простого курьеза в загадку, которую нужно разгадать. С учетом того, что это астрономическая деталь, вплетенная Толкином в его мифологию, вероятнее всего искать разгадку этой тайны в области астрономии. Остальная часть настоящей статьи посвящена именно этому.

Астрономия

Наиболее очевидный угол, под которым следует взглянуть на эту загадку - астрономические факты и легенды о Плуге или Большом Ковше. Строго говоря, в списке из восьмидесяти восьми созвездий, официально признанных Международным астрономическим союзом, его нет - это астеризм, образующий самую яркую часть созвездия Ursa Major (Большая Медведица). Склонение звезд Большого Ковша лежит в интервале от примерно сорока шести до шестидесяти трех градусов; таким образом этот околополярный (всегда видимый) астеризм доступен наблюдениям из Оксфорда. Вращаясь вокруг Полярной звезды, он проводит часть дня или ночи (в зависимости от времени года) под северной частью горизонта на глубине от десяти до пятнадцати градусов. С учетом яркости этих звезд и их заметного расположения на небе неудивительно, что в культурах северных народов с ними связана масса легенд и преданий. Например, в некоторых частях Европы этот астеризм известен как Повозка или Колесница, иногда с уточнением "Карлова Колесница", а также Плуг.

Несколько иное толкование дается в культурах арабских народов, где четыре звезды "чаши" называют Катафалк или Большой Гроб. Согласно Аллену /21/, знаменитый астроном Фламмарион объяснял эти названия "медленным и торжественным движением этой фигуры вокруг полюса". Возможно, что название Burning Briar (горящий куст), используемое Толкином, было лишь игрой со словами Burning Bier (горящий катафалк)? Трюк вполне в духе Толкина. Например, в письме 1938 г. к редактору газеты "Обсервер" он объяснял, что имя Смауга - "форма прошедшего времени древнегерманского глагола smugan, "протискиваться в дыру": филологическая шуточка низкого пошиба" /22/. Хотя это, разумеется, лишь предположение, более вероятное объяснение можно найти, сочетая северное расположение астеризма с иным имеющим отношение к астрономии явлением, видимым на том же участке неба - полярным (северным) сиянием, aurora borealis.

В начале семнадцатого века Галилей назвал этот результат взаимодействия атмосферы Земли и солнечного ветра boreale aurora, или северной зарей. Современную форму это название приняло в 1621 г. по предложению французского астронома Пьера Гассенди. Это название происходит от красновато-розового цвета полярного сияния в более низких широтах, напоминающего цвет неба на рассвете /23/. Полярное сияние по форме может быть неподвижным (появляясь в небе как зарево или дуга) или подвижным (в форме лент, лучей или переливающихся занавесей). Они могут быть практически всех цветов радуги, в зависимости от особенностей линий спектра излучения. Разные цвета возникают на разных высотных уровнях атмосферы, что ведет и к изменениям цвета в зависимости от широты. Красное излучение (с длиной волны 630,0 нанометров) связано с кислородом и появляется в высоких слоях атмосферы, более чем вдвое превосходящих уровень, на котором образуется обычное зеленое излучение (длина волны 577,7 нанометров), а именно свыше 250 км /24/.

Преломление в легендах

Как и следовало ожидать, полярное сияние окружено изобилием разнообразных мифов и легенд, особенно в культурах северных народов, чьи языки изучал Толкин. Например, в Финляндии это явление считают факелами в руках сражающихся ангелов. В Эстонии тоже полагают, что полярное сияние вызывается битвами на небесах /25/. Пословица из Листы (Норвегия) предупреждает, что если "северный свет красный, то это предзнаменование, что будет война" /26/. Относительная редкость полярных сияний в более южных широтах, а также их обычно красноватая окраска в этих местностях, привели к общему для Южной Европы поверью, что полярное сияние - это пожары на Севере. Это вызывало повсеместные страх и трепет, что отразилось в литературных источниках. Например, полярное сияние описывается в "Англосаксонских хрониках", "Хрониках Шотландии" и "Ирландских хрониках" - работах, с которыми Толкин, весьма вероятно, был знаком /27/. В "Зеркале короля", древнескандинавском произведении, датируемом тринадцатым веком, полярное сияние появляется, словно "обширное пламя, видимое с большого расстояния", и "разгорается, словно живое пламя" /28/.

Такое огненное явление привело к ряду недоразумений, зафиксированных в истории. В Копенгагене в 1709 г. горожане приготовились тушить пожар, который, как они были уверены, надвигается с севера /29/. 15 сентября 1839 г. великолепное зрелище красного полярного сияния в Лондоне вызвало всеобщую панику и стягивание к северу большого числа городских сил по борьбе с пожарами /30/. Еще одно сияние, наблюдаемое в Лондоне 25 января 1938 г., описывалось в прессе как заставившее "многих думать, что горит полгорода. Была вызвана Виндзорская пожарная команда, так как думали, что загорелся Виндзорский замок". Сообщается и о подобных случаях ложной тревоги в Австрии и Швейцарии /31/.

Представления о красном полярном сиянии как об указании на два явления - "воюющих ангелов" и "пожары в небесах" - подводят нас к необходимости выяснения, можем ли мы найти свидетельства таких отсылок в произведениях Толкина. Два таких случая обнаружены автором данной работы. Вскоре после пробуждения эльфов (квенди), валар атаковали твердыню Мелькора на севере, чтобы защитить Перворожденных, и написано, что "квенди ничего не знали о великой Битве Сил - только земля тряслась и стонала у них под ногами, и воды колебались, и на севере пылало зарево могучих пожаров" /32/. Это описание имеет очевидные параллели с вышеприведенными мифами. Второй случай похожей отсылки к полярному сиянию - два рассказа о падении Гондолина. В более краткой редакции (в "Сильмариллионе") говорится:

Воинство Моргота перешло гряду северных холмов: здесь горы были особенно высоки и потому не так бдительно охранялись. Враги явились ночью, в канун праздника, когда весь народ Гондолина собрался на стенах города приветствовать восход солнца торжественными песнопениями; наутро же назначен был великий пир, называемый гондолиндрим Вратами Лета. Но алый отблеск озарил холмы с севера, а не с востока; черные полчища наступали, сокрушая все на своем пути, и подошли они к подножию стен Гондолина, и осажденный город был обречен /33/. [Русский текст приводится по: Толкин Дж.Р.Р. Сильмариллион / Перевод С. Лихачевой. М.: АСТ, 2015]

Более пространная редакция истории падения эльфийского города ("Книга утраченных сказаний", ч. 2) объясняет, что

солнце село за горы, и вот уже народ с радостным нетерпением наряжается к празднику и поглядывает на Восток. Но смотрите! едва солнце село и стало совсем темно, как внезапно снова посветлело, и показалось зарево, но явилось оно из-за северных вершин, и люди дивились этому, и толпа высыпала на стены и башни. Но вскоре изумление сменилось недоумением, ибо свет становился все ярче, но был все таким же красным; когда же люди увидели, что снег на вершинах словно залит кровью, недоумение сменилось ужасом. Вот так огненные гады Мэлько напали на Гондолин /34/. [Русский текст приводится по: Толкин Дж.Р.Р. Книга утраченных сказаний. Ч. 2. / Перевод А. Хромовой. ТТТ, 2002]

И снова эти рассказы очень похоже передают существующие европейские мифы о полярном сиянии, и представляется резонным видеть здесь связь с этими мифами или хотя бы их влияние.

Автор выдвигает следующую гипотезу: название "Пылающий Вереск", используемое Толкином для Плуга / Большого Ковша, особенно в его эсхатологической роли, как знамения предсказанного разгрома Мелькора / Моргота в последней Битве Сил, было основано на появлении этого астеризма в ореоле полярного сияния. Такое явление наблюдалось автором в сентябре 2003 г. и оставило неизгладимое впечатление.

Неопалимая купина

Следует рассмотреть еще один мифологический аспект этого названия и его значения. Классическая отсылка к горящему кусту (неопалимой купине) - конечно, библейская книга "Исход", гл. 3, ст. 2: "И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает" [Слово briar в английском языке может означать и вереск, и терн, и шиповник, а также любое колючее растение. - Прим. перев.]. Иудейский ученый Филон Александрийский, современник знаменитого историка Иосифа Флавия, написал обширный труд о жизни Моисея, в котором содержался классический анализ символики горящего куста. Он отметил, что это "был символ угнетенного народа, а горящий огонь - символ угнетателей; а то обстоятельство, что куст горит, но не сгорает, было эмблемой того, что народ, столь сильно угнетенный, не могут погубить нападающие на него, и для одной стороны ее враждебность безуспешна и бесплодна, а умышляемые против другой стороны козни не могут причинить ей вред" /35/.

Можно провести здесь очевидную параллель с обещанием Варды (выраженном через создание Валакирки) о конечном сокрушении Моргота и окончательном освобождении Арды от его злых деяний и гнета. Можно задать вопрос, правомерна ли столь буквальная библейская интерпретация. Несмотря на подробные разъяснения Толкина в письме 1967 г., что имя Эарендиль лишь воспроизводит звучание древнеанглийского обращения к Иоанну Крестителю /36/, в письме, написанном четырнадцатью годами раньше, он откровенно заявил, что ""Властелин Колец" в основе своей произведение религиозное и католическое; поначалу так сложилось неосознанно, а вот переработка была уже вполне сознательной" /37/. Иное использование слова briar, также соотносящееся с основным тезисом настоящей работы, предполагает Л. Сэнфорд /38/. Он отмечает, что это слово обычно используется в Англии в значении "деревянная трубка для табака". С учетом формы Большого Ковша, а также любви Толкина к курению, такая интерпретация, бесспорно, заслуживает серьезного отношения, хотя "горящая трубка" довольно-таки принижает эсхатологическое значение, придаваемое Толкином этому астеризму.

Наконец, один только наш Профессор и знает точно, чем он мотивировался и вдохновлялся касаемо деталей своего вторичного творения. Автор надеется, что предлагаемое объяснение маленького фрагмента богатого гобелена, вытканного Профессором, заставит размышлять не одного любителя Средиземья. Как говорил сам Толкин, состоятельность Средиземья как "реальности" демонстрируется анализами наподобие приведенного здесь, где на мгновение забывается недоверие, и вторичная реальность вызывает такое же отношение, "как если бы здесь говорилось о реальных временах и местах..." /39/.

Примечания

1. Carpenter, 1981, 345

2. Tolkien, 1966, 64

3. Carpenter, 1981, 92

4. Quiñonez and Raggett, 1990, 5

5. Carpenter, 1981, 197

6. Carpenter, 1981, 80

7. Quiñonez and Raggett, 1990, 9

8. Tolkien, 1993, 387-8

9. Tolkien, 1993, 71

10. Tolkien, 2001, 205

11. Tolkien, 1984, 133

12. Allen, 1963, 424

13. Tolkien, 1993, 160

14. Tolkien, 1995, 345

15. Tolkien, 1996, 125

16. Tolkien, 1996, 233

17. Tolkien, 1994, 204

18. Tolkien, 1994,410

19. Tolkien, 1994, 300

20. Tolkien, 1994, 207

21. Allen, 1963, 433

22. Carpenter, 1981, 31

23. Jago, 2001, 18-19

24. Blanc and Makinen, 1994, 599-601

25. Brekke and Egeland, 1983, 2-4

26. Brekke and Egeland, 1983, 6

27. Eather, 1980, 41

28. Brekke and Egeland, 1983, 35-36

29. Eather, 1980, 92

30. Brekke and Egeland, 1983, 7

31. Eather, 1980, 92

32. Tolkien, 2001, 48

33. Tolkien, 2001, 290-291

34. Tolkien, 1992, 173

35. Yonge, 1993, XII (67)

36. Carpenter, 1981, 385-387

37. Carpenter, 1981, 172

38. Sanford, 2005

39. Carpenter, 1981, 188

Литература

Humphrey Carpenter (ed), 1981, The Letters of J.R.R. Tolkien, Boston, Houghton Mifflin Co. [Русский текст приводится по: Толкин Дж.Р.Р. Письма / Перевод С. Лихачевой под редакцией А. Хромовой и С. Таскаевой. М.:Эксмо, 1994]

J.R.R. Tolkien, 1966, The Tolkien Reader, NY, Ballantine Books

Jorge Quiñonez and Ned Raggett, 1990, "Nólë i Meneldilo: Lore of the Astronomer", Vinyar Tengwar, 12, 5-15

J.R.R. Tolkien, 1993, Morgoth’s Ring, Boston, Houghton Mifflin Co.

J.R.R. Tolkien, 2001, The Silmarillion, 2nd ed, NY, Ballantine Books

J.R.R. Tolkien, 1984, The Book of Lost Tales Part 1, Boston, Houghton Mifflin Co.

Richard H. Allen, 1963, Star Names: Their Lore and Meaning, NY, Dover

J.R.R. Tolkien, 1995, The Shaping of Middle-earth, NY, Ballantine Books

J.R.R. Tolkien, 1996, The Lost Road and Other Writings, NY, Ballantine Books

J.R.R. Tolkien, 1994, The Lays of Beleriand, NY, Ballantine Books

Lucy Jago, 2001, The Northern Lights, NY, Alfred A. Knopf

M. Blanc and J. Makinen, 1994, "Aurorae", in Patrick Martinez (ed), The Observer's Guide, Vol. 2, Cambridge, Cambridge University Press

Asgeir Brekke and Alv Egeland, 1983, The Northern Lights: From Mythology to Space Research, Berlin, Springer-Verlag

Robert H. Eather, 1980, Majestic Lights: The Aurora in Science, History, and the Arts, Washington, D.C., American Geophysical Union

J.R.R. Tolkien, 1992, The Book of Lost Tales 2, NY, Ballantine Books

Charles Duke Yonge (transl.) (1993) Philo Judaeus, On the Life of Moses, I (электронная версия) http://www.earlychristianwritings.com/yonge/book24.html

Leonard Sanford, 12 июня 2005 г., личная беседа

Кристина Ларсен

Перевод Марии Семенихиной,

под редакцией Сергея Белякова (2018)

Фото: Ю. Такасака 

(Статья опубликована также в журналах "Палантир" №77/2018 и "Небосвод" №10/2018)


© "Литос-КЛИО"